Александр Смыков: Девять лет жду звания Заслуженный тренер России за Малафеева и Гасилина!


Экс тренер СДЮШОР «Смена» и Академии «Зенита» стал героем традиционной рубрики «Гость на выходные»
«Да разве сердце позабудет того, кто хочет нам добра, того, кто нас выводит в люди, кто нас выводит в мастера», — пел Эдуард Хиль. Слова песни к кинофильму «Баллада о спорте» как нельзя лучше подходят к образу Александра Петровича Смыкова. Свой нереализованный потенциал в годы игровой карьеры он перенес на тренерскую стезю, растил мальчишек в «Смене», а затем и в академии «Зенита».
Пожалуй, самый титулованный его ученик — Вячеслав Малафеев. Но бывший вратарь «Зенита» и сборной России как будто стесняется этого факта. Дело в том, что в детские годы его отчислили из «Смены», не увидев перспективы. И лишь Смыков, тренировавший Сергея Малафеева, старшего брата Вячеслава, отстоял будущую легенду «Зенита», переведя из полевых игроков во вратари. Это уже потом четырехкратный чемпион России оказался в руках Владимира Савина и Владимира Вильде.
Несправедливость и дальше шагала параллельно с Александром Петровичем: его лишили команды, его «ушли» из зенитовской академии, ему до сих пор не дают звание. Но Смыков не озлобился, ни разу не вынес сор из избы. Жалеет он лишь об одном: что не все его ученики смогли достичь больших высот. В своем первом большом интервью 71-летний специалист вспоминает уникального Сергея Воропаева, не сумевшего реализовать себя по максимуму Андрея Нагуманова, ярких Алексея Гасилина и Павла Осипова, охоту на Илью Кубышкина, дает характеристику работе в Петербурге Хенка ван Стее и прочит «Зениту» нового тренера.
Не помог даже Мутко

— Первый раз я подал документы в 2008 году, за Славу Малафеева. Первая инстанция — Комитет по физической культуре и спорту Петербурга. Если ты достоин, документы отправляются в Москву. В Петербурге дали добро, документы отправили в РФС. Был помоложе, поэтому не переживал, что нет реакции. Прошло пять лет, — говорит Смыков.
— В 2013-м чемпионом Европы (U17) стал ваш воспитанник Алексей Гасилин.
— Да. Меня все поздравили и начали советовать: «Давай-давай, подавай!» Подал документы повторно. Когда был беглый просмотр в Спорткомитете, я к слову сказал, что подаю уже второй раз, у вас прошло, а в Москве — нет. Удивились. «Должны были дать, отказа по документам не приходило», — говорят. Добавляю еще раз Славу, пишу в документах, что у меня двое воспитанников. Но в этот раз решил сам отвезти документы в Москву. Там страшная неразбериха, но я нашел нужного человека. Еще раз рассказываю, что в 2008-м подавал, но ни ответа ни привета. На что услышал ответ: «Мы в 2008 году переезжали и, возможно, потеряли ваши документы».
— Замечательно! Но сейчас уже 2017-й…
— В 2013-м на пленуме РФС мне и еще одному тренеру одобрили запросы на получение званий заслуженных тренеров России. Жду до сих пор… Сроки? Кто-то через год получает, я же по-прежнему жду. Леша Гасилин уже успел стать вице-чемпионом Европы среди 19-летних. Думал, может, проблема в том, что в 2014-м шла домашняя Олимпиада: не до меня, позже дадут. Но время идет. Не скажу, что мы лично знакомы с Мутко, но Виталий Леонтьевич мне вручал грант РФС… Не помогло. Понятия не имею, что будет дальше.
Предлагал Садырину Вишневского
— Расскажите о вашей игровой карьере.
— Начинал в Грузии, в знаменитой тбилисской школе № 35. Потом была «Колхида» из города Поти, играл на первенство города за команды «Петроградец» и «Арсенал». В ленинградское «Динамо» меня пригласил Алексей Михайлович Колобов (первый тренер двукратного чемпиона СССР Валерия Брошина. — «Спорт День за Днем»). Я приехал, мы сыграли неудачно, и наши коммунисты команду расформировали. Меня вызвали в Спорткомитет к Соколову, отвечавшему за футбол. Сказали, что команд нет, но собираются организовать новую — ШВСМ, которая будет играть во второй лиге, а в ней соберут перспективных ребят. Нужен был опытный игрок, вот и обратились ко мне. Согласился. Немного поиграл и закончил.
— Почему?
— Травмировал ногу, и мне запретили играть. Прошло два года, о травме забыл, но игровую карьеру не возобновил.
— С чего начали тренерскую деятельность?
— В Кузьмолово, это Ленинградская область, была команда «Заря». Знаете такую? Ее воспитанником, например, был такой известный футболист, как Ваня Вишневский. Он играл за «Днепр» и сборную СССР, был чемпионом страны. Я тренировал его где-то года три. А нашел — в стройбате, где Вишневский служил. Хороший защитник был. Даже пытался предлагать его Садырину, Павел Федорович согласился взять, но Ваня решил уехать на родину, он же из Тернопольской области. К сожалению, его уже нет в живых. (Иван Вишневский умер в 1996 году в возрасте 39 лет от рака.
— Что было после «Зари»?
— Начал работать в Светогорске и совершенно случайно встретил Колобова. Второй раз он повлиял на мое будущее. Он тогда работал в «Смене», куда и предложил мне перейти. Познакомил с первым директором «Смены» Дмитрием Бесовым, и вот с 1981 года я начал там работать. Тридцать три года отдал «Смене»: сделал два выпуска, а третий не дали… Затем работал в службе селекции академии «Зенита», где со мной не продлили контракт — не понравился голландцам, потому как поддержал одного товарища, которого новые руководители не жаловали.
— Чем занимаетесь сейчас?
— Успел потренировать ДЮСШ «Локомотив», а теперь полтора года работаю руководителем физического воспитания в колледже Государственного университета морского и речного флота имени адмирала Макарова. У нас есть интересные ребята, которые даже занимались футболом. Некоторых я знал еще по своей предыдущей работе. Кое-кого рекомендую в различные клубы. Сложностей добавляет то, что у них есть практика.
Шейнин не пошел бы на поводу у голландцев
— Вы относитесь к числу специалистов, кто винит в отсутствии собственных воспитанников в «Зените» Хенка ван Стее, экс директора академии сине-бело-голубых?
— «Смена» была одной из сильнейших школ в Европе. Нас по-прежнему не академией «Зенита», а «Сменой» в Европе называют. В Москве удивлялись: как, не имея базы, можно добиваться высоких результатов?! Посмотрите, сколько своих воспитанников было в чемпионской команде 1984 года! Девять игроков основного состава! (Всего в составе «Зенита», выигравшего чемпионат СССР 1984 года, выступало 18 воспитанников школ Ленинграда и области. — «Спорт День за Днем».) Была система работы, великолепные тренерские кадры. И вдруг в одночасье все разрушилось.
— Голландец на страницах петербургской газеты сетовал, что некоторые тренеры, скажем так, старой школы «не следят за новинками в методике». Проще говоря, не развиваются.
— Глупость! Знаете, почему ван Стее ушел из академии донецкого «Шахтера»? Потому что его «ушли». Ему дали дубль «Шахтера», с которым он ничего не добился. Приехал к нам и на первом же совещании говорит: «Понимаю, что у вас свое видение футбола, но вряд ли оно совпадет с моим». Он прямо заявил, что может всех нас убрать, но, принимая в расчет все наши заслуги, оставляет. Организуется селекционная служба, где мы и должны были работать.
— Чем вы там занимались?
— Сразу скажу, что я был не согласен с ван Стее: в том виде, как он представлял себе селекционную службу, она была не нужна. Я досконально знаю весь свой возраст, хожу на все матчи. Да, помощники мне нужны, но в каком количестве? Я сказал ван Стее, что нам надо охватывать не город, а область, Северо-Западный регион, другие регионы. Да, иногда мы выезжали, но лишь эпизодически. Северо-Запад просматривали только во время турниров.
— Что же ван Стее?
— Начал говорить, что в Петербурге население пять миллионов, это целая Голландия. Пришлось ответить, что три из этих пяти — пенсионеры и инвалиды. Ну решил ты нас убрать, а кто на смену придет? Нужны опыт и знания! Лично я могу посмотреть на мальчика и сказать с высокой долей вероятности, будет ли из него толк.
— Работая в селекционной службе, кого-то успели рекомендовать «Зениту»?
— Мы все писали об одном и том же игроке — Павле Долгове. Я его первым заметил на турнире в Петрозаводске. Были еще интересные ребята, но калининградец Долгов — исключение, в основном берутся петербуржцы.
— Сколько вы проработали в академии «Зенита»?
— В первый год работы в должности селекционера у меня был контракт, на второй год Хенк поступил хитро, отправив меня в основную команду «Зенита». Спортивным директором работал немец Байерсдорфер, я должен был пройти у него собеседование. Сначала тот находился в отпуске, затем уехал на сборы с «Зенитом» — никак не удавалось его поймать. Ждал-ждал, а через три месяца приходит сообщение, чтобы я забирал трудовую книжку.
— За прогул, что ли?
— Нет-нет, просто увольнение.
— Получается, что сделать ничего не успели.
— Не дали. Хотя в тот год помимо работы в селекционной службе я проводил соревнования, все субботы и воскресенья был занят ими. Турниры должен был проводить Сергей Морозов, но он находился в разъездах, поэтому поручили мне. Видимо, просто не понравился голландцу. Я же сразу сказал: «Назначайте молодых ребят, раз нам не верите». Но раз положено два тренера, то дайте одному опытному одного молодого. Мы во главу угла ставили воспитание игрока. Сейчас хотя они и говорят, что все идет таким же образом, но ставка делается на команду. Идет не обучение, а натаскивание. Мы россияне, мы не голландцы, у нас нет Суринама (улыбается). Они везут ребят со всего мира, мы ищем среди своих. Болельщики ходят на своих — Казаченка, Желудкова, Дмитриева, Аршавина. Сейчас таких игроков нет, произошло усреднение. Все команды должны играть по одной схеме.
— Считаете, что такого не должно быть?
— В выпускных классах может быть. Но не в командах двенадцатилетних пацанов. У меня пять нападающих, а по схеме есть место только одному. Начинаешь искать место талантливому мальчику на других позициях. В Питере сейчас нет такого игрока, на кого ходили бы болельщики. Своих нет, они не нужны. Меня не тянет смотреть на такой «Зенит».
— Может, прав Мирча Луческу, и «Зенит»-2 не нужен, раз даже там…
— …Это ему «Зенит»-2 не нужен, потому что он хочет покупать игроков.
— Безусловно. Но даже во второй команде своих воспитанников — единицы.
— Это вторая беда. Начинать надо с низов. Говорят, это порочная система, но раньше я десять лет вел один возраст. Я отвечал за него. При выпуске становилось понятно — тренер я или никто. Да, мы влюбляемся в определенных игроков. Но это таланты! Была негласная постановка задачи — все внимание уделять талантам.
— Можно ли назвать главного виновника сложившейся ситуации?
— Нельзя каждый год или два менять тренеров. Где-то на Западе эта система, возможно, и сработала, но не у нас. Это не мое. Хенк всех закрепостил. Все боялись, что через год их уберут, возьмут других. Отсюда пошла работа на результат. Но попробуй займи в городе второе место!
— Особенно уступив СДЮСШОР «Зенит»…
— Это вообще трагедия! Поэтому никто не думает о ребятах, во главе угла только результат. Селекционная служба предлагает более крепкого физически мальчика — конечно, возьмут его, потому что он даст результат именно сейчас. А другого, кто раскроется года через два, задвинут или вовсе отчислят. Даже три года работы с одним возрастом — маловато.
— СДЮСШОР «Зенит» не пыталась вас переманить?
— Я в хороших отношениях с директором школы Евгением Шейниным. Если бы он был директором академии, в «Зените» все было бы по-другому. Он не пошел бы на поводу у голландцев. Меня в ­СДЮСШОР не приглашали, да я и сам бы не пошел. Все-таки возраст…
«Александр Петрович, вы, что ли, не знаете? Он же наркоман»
— Для родителей свои дети всегда самые лучшие. Евгений Гасилин говорил мне, что «Леша, пожалуй, лучший воспитанник зенитовской академии за последние десять лет».
— Я скажу так: Леша — один из лучших. Не хочу сказать, что, если бы я остался работать с ним до самого выпуска, он стал бы еще сильнее. Но кое-что мне не нравилось. В 2008 году мы расстались.
— В истории российского футбола есть знаменитое «письмо четырнадцати». Похожее письмо было и в вашей карьере. Расскажите об этой ситуации.
— Только здесь наоборот — письмо было не против меня, а за. Был такой мальчик — Юра Максимов. Его папа — бывший спортсмен. Держал его, потому что были неплохие данные, но звезд с неба не хватал. Он был того же возраста, что и Гасилин. Пытался несколько раз отчислить этого мальчика, но из-за уважения к родителям, больше к папе, держал, считал, что время еще есть. Однако время подтвердило — он нигде и никто. Так вот, мы были на сборах в Молдавии, на базе «Шерифа», где этот мальчик «отличился».
— Напился?
— Нет. Сначала сломал кровать. Ну это ладно. Я тогда постоянно подкармливал ребят. Кормили хорошо, но я старался каждый вечер им купить что-нибудь вкусное. Говорю им: «Ухожу в магазин. Чтобы был порядок!» Выхожу из здания и вижу: Максимов сидит на подоконнике, ноги свесив вниз. А жили мы то ли на третьем, то ли на четвертом этаже. Не дай бог — не только травма, а вообще убиться может. Возвращаюсь и говорю ему: вернемся домой — и до свидания. Тот успел позвонить папе и пожаловаться. Оказалось, папа имел товарищей в Спорткомитете…
— Все ясно.
— Да. Приезжаю и вижу Бесова, который что-то не слишком радостно меня встречает. Меня отстранили от команды, хотя родители других учеников написали то самое письмо в мою поддержку. Жалею, что не дал тогда ход этому делу. Просто был сильно возмущен случившимся. Бесова уважаю, это был великий человек. Но я не мог пойти на поводу у каких-то людей, струсить. В итоге этой команде дали другого тренера.
— Что стало с вами?
— Стал работать с другой командой.
— Единственный подобный случай в вашей тренерской карьере?
— Да (вздыхает).
— Современная молодежь позволяет себе такие же необдуманные поступки, как Максимов?
— Нет. Парень просто избалованный. Я уже потом узнал, что у него в семье не все хорошо было, папа с мамой не особо дружили. Моя ошибка состояла в том, что надо было с ним раньше расстаться. Прямо скажу, что тогда была возможность просто держать этого мальчика в команде. Была и возможность передать его в команду другого возраста, я выжидал этот момент, но получилось так, как получилось.
— За тридцать три года были ситуации, когда ученики злоупотребляли алкоголем и ставили крест на своей карьере?
— Такого не было. Но случилась другая история. Вел ребят 1975 года рождения — очень сильную и интересную команду. Хотел, как Леонид Слуцкий, с помощью спонсора сохранить эту команду и участвовать в турнирах. Не получилось. В выпускной год заняли второе место на турнире с шестью участниками, где среди прочих была команда из первой лиги, а также «Смена-Сатурн». В тот год стали серебряными призерами первенства СССР. Обыграли на Украине киевское «Динамо» 2:1, выиграв «зону». Следующий матч ни на что не влияет. Играл в той команде уникальный парень — Сергей Воропаев. И я не хочу его ставить в состав, решаю поберечь. «Сережа, ты сегодня не играешь». — «Александр Петрович, хорошая погода, хорошее поле — дайте поиграть!» Все-таки ставлю его в состав. В центре поля стык, он падает и ломает ключицу.
— Как будто что-то предчувствовали.
— Да. А в советское время как было: если можешь принести славу СССР, тебе дороги всюду открыты. Мы едем в Финляндию, обыгрываем в финале турнира киевское «Динамо» 1:0. Сразу оттуда в Стокгольм, где в финале обыгрываем сборную Норвегии. А Сережа — здесь. На два месяца он остается без игр. Проходит время, думаю, что уже пора, и звоню ему: «Сережа, как дела?» — «Все хорошо». — «Тогда жду тебя на тренировке». Не приходит. Опять звоню, говорит, что все в порядке, но на тренировку не приходит. На третий раз уже сам еду к нему домой. Его нет. Захожу в квартиру, а там идет пьянка. А я, к своему стыду, у него дома ни разу не был. Спрашиваю, где Сережа, его мама говорит, что гуляет. А время полдвенадцатого. Прихожу в другой раз, застаю его. Лежит на кровати — болеет. Смотрю, в углу комнаты запчасти от мотоцикла, еще что-то. Спрашиваю, в чем дело. Уникальный же парень был! Говорит, что болеет. Прихожу на следующий день на тренировку, говорю ребятам: «Сережка болеет, навестите его». Смотрю, они ухмыляются. И тут один игрок выдает: «Александр Петрович, вы, что ли, не знаете? Он же наркоман…»
— Ужасно.
— За то время, что нас не было, пока мы ездили по Европе, он стал наркоманом. Все, что с ним делать? Настоящая потеря для футбола. Две большие потери были на моем тренерском пути.
— Какая вторая?
— Защитник от Бога — Галимов. Татарин, смелый! Помните, какие тогда были штанги — чугунные! Во время матча бьется об нее головой. Месяц спит, месяц — нормальный, месяц спит, месяц — нормальный.
— В смысле, «спит»?
— Ничего делать не может, сонное состояние. Все, конечно, закончил с футболом. К сожалению, с ребятами уже давно не на связи, не знаю, как и что с ними. В команде 1975 года кроме Сергея Малафеева был Стас Мирецкий. Беда того выпуска, что «Зенит» играл в первой лиге и дубля не было. Могу вспомнить Андрея Лифоренко, игравшего в питерском «Локомотиве». Потом его пригласили в «Рубин», а затем и в ЦСКА.
Гасилин после Евро: «Ну что, диван — мой»
— Карьера Андрея Нагуманова не сложилась из-за травм?
— Я бы не сказал, что она не сложилась…
— Все могло быть намного ярче.
— Согласен. Андрей 1987 года рождения. Чтобы попасть ко мне, он экстерном сдал экзамены, чтобы перескочить в команду на год старше. Но получилась не совсем красивая история по отношению ко мне. В связи со сложившейся ситуацией он имел право играть за две команды — мою и за свой возраст. Я на время отправил его в эту команду, после чего Нагуманов приходит ко мне и просит разрешения остаться там, потому что ему очень понравилось. Честно признаюсь, что обиделся, но никогда не пытался встать на пути ребят. Хочешь — играй. Я его привлекал на все всероссийские соревнования, парень и правда был интересным. Но травмы действительно беда. Хотя выступления за «Жальгирис», я считаю, это высокий уровень. Потом уехал в Германию и стал играть в любительских лигах.
— В «Зените» же порвал мениск перед выездным матчем Кубка УЕФА — 2005/06 с «Бешикташем» и так и остался всего с одним матчем за «основу» — в Кубке России против «Читы».
— У Андрея и брат старший тоже футболистом был, но не выглядел так солидно. Жалко, что так все сложилось. Станислав Сорокин, Максим Рогов, Миша Козлов, Антон Брусникин, Юра Роденков — это все мои ребята. Роденков, Нагуманов и Козлов за молодежную сборную России успели поиграть. С Брусникиным, кстати говоря, была заморочка: его перехватила «Москва». Мутко, будучи президентом «Зенита», писал им письмо: мол, верните, или больше посылать в сборную никого не будем. Вернули.
— Ученики какими-то интересными подарками баловали?
— Многие что-то привозили в основном после первой поездки в сборную. Первым привез Сорокин — свисток из Англии. Как правило, привозили именно свистки. Или сувенирчики. Одним таким до сих пор пользуюсь: Юра Роденков привез свисток в виде ручки. Можно и свистеть, и писать — очень удобно.
— Забавные ситуации с кем-то из ребят случались?
— В «молодежке» «Зенита» играл Иван Иваниди — очень интересный игрок. Его отец — грек, и Ваня все время болел за сборную Греции, мечтал там играть. Недавно поехал в Грецию на смотрины, но что-то не получилось, и он бросил футбол. Никакие уговоры не действуют, к сожалению. Я никак не могу с ним встретиться. В год, когда греки выиграли Евро-2004, ему было восемь лет. Мы находились в лагере. Несмотря на позднее время, он в одиночестве сидел, укутавшись флагом Греции, и болел за свою команду до самого конца. Интересная история с Гасилиным. У них дома во время просмотров футбола была постоянная борьба за лучшее место у телевизора. А это диван. Евгений Юрьевич, отец, как-то ему сказал: вот станешь мастером спорта, как я, тогда диван твой. И вот, выиграв юношеский чемпионат Европы, став мастером спорта, Леша приехал домой и с порога отцу: «Ну что, диван — мой». Евгений Юрьевич поднял руки вверх: спор есть спор.
— Давайте как раз о Гасилине. Вы сказали, что он один из лучших. Кто еще?
— Леша Гасилин и Паша Осипов — два самых ярких игрока моей команды того возраста. Каждый по-своему хорош. Паша сейчас в Финляндии играет. Его сначала в аренду отдали «Лахти», а затем он подписал полноценный контракт. Но не думаю, что его окончательно продали, потому что полузащитник очень интересный! Лешка же просто уникальный футболист! У него уникальные физические данные. Ну и, конечно, характер. Как раз такой, чтобы добиваться результата. Я уверен в Гасилине. Он не будет пресмыкаться перед звездами. Ему не важно, Халк ты или кто-то другой. Леша — неуступчивый. Он считает, что, если ты не первый, значит, никакой. Паша немного другой. Великолепная техника, голова на месте, умный. Но характера Леши у него нет. Нет, не бесхарактерный, но другой. Не понимаю, почему у него не такая яркая карьера, как у Леши. Осипов себя еще проявит!
— На кого еще возлагаете надежды?
— Кубышкин — интересный парень. Но его испортили. Илья — прирожденный центральный полузащитник, с прекрасным ударом, умением отдать передачу на любое расстояние — 40-50 метров. Светлая голова! Я в свое время за ним два года, можно сказать, охотился. Но мне не повезло. Маленьким мальчиком он играл в «Кировце» — я был восхищен! Но потом Илья заболел менингитом, и мне два года пришлось ждать, пока он выздоровеет. Уникальный парень, умница! Сейчас Кубышкин в чешском «Словане».
— Вы сказали, что «его испортили».
— В «Зените» начали ставить центральным защитником. Но у него, кроме жесткости и отбора, ничего для этой позиции нет! Это не его место! У него потрясающий удар, легко мог забить с сорока метров. Зачем его ограничивать? Надеюсь, в Чехии его не используют защитником.
— Продолжим перечислять перспективных ребят.
— Например, Игорек Обухов. Но его надо перестать дергать. То под «основу» возьмут, то в «Зенит»-2, то в молодежную команду. Объясните: зачем покупать Луневых, когда свои вратари есть? Не дают ребятам возможности играть. Рад, что Леша Гасилин уехал в «Амкар». Или взять, например, Могилевца. Совсем задергали его! Это же талантливейший пацан, я его знаю с малых лет! Разве можно так: не заиграл в «Зените» — отдали, заиграл в «Ростове» — вернули, потом опять посадили на скамейку… Слава богу, что вернулся в «Ростов». Обидно только, что время уходит!
— «Зенит» гонится за результатом здесь и сейчас. Это главная причина, почему в команде не играют свои воспитанники?
— Да. У меня сердце кровью обливается из-за сложившейся ситуации! Не знаю, когда нынешняя академия даст результат. Видимо, придется еще немало шишек набить. Как-то смотрел тренировку, в которой Леша Гасилин принимал участие. Его простой составил практически двадцать минут! Идет какое-то тактическое упражнение, и ему приходится просто стоять и ждать, когда очередь дойдет до него. Вместо интенсивности тренировок вот такой вот подход. Леша — взрывной, скоростной, с неплохой обводкой. Все думают, что он левша, но специально поставили его на левый фланг, чтобы использовал свою правую ногу. Сколько он пенальти за счет этого зарабатывал! Я его сейчас ругаю: Леша, бери больше на себя, хватит быть подносчиком снарядов!
— Надо и самому пострелять.
— Вот именно (смеется). Нужны неординарные футболисты! Кстати, у меня был мальчик, которого я оценивал наравне с Гасилиным. Не буду называть его фамилию, потому что его отчислили из школы. Был очень быстрым, фактурным, но отставал от ребят по биологическим часам. Только начал у меня играть. Но как только я ушел, «ушли» и его. Он еще не играл, как Леша, но перспективы были хорошие. Надо было только подождать. Делать этого не стали. Знаете, с какой формулировкой отчислили парня? «Нехватка скорости»! Этот человек сейчас в Петербурге второй в беге и возвращаться из легкой атлетики в футбол не хочет. Страшно обижен на тренеров.
— Еще бы!
— Опять возвращаемся к тому, что требуется результат здесь и сейчас. Как рассуждают современные тренеры: раз чужой, значит, лучше, надо брать, а то уведут в ту же ­СДЮСШОР «Зенит». Раз берут нового игрока, значит надо кого-то убрать, чтобы освободить место. А если берут двух-трех? Представляете, сколько мы теряем?! Многие ведь бросают футбол после такого отношения к себе. Есть в Петербурге один «великий» тренер, который игроку молодежной команды «Звезды», когда тому было лет одиннадцать-двенадцать, сказал, что надо заканчивать с футболом. Представляете? Смотреть на перспективу не умеют. Сейчас этот мальчик может оказаться в академии одного из московских клубов. Еще один пример порочной системы, установившейся при голландцах. Мальчик играет центрального нападающего в матче, когда соперники на год старше. Их прижимают. Мальчик отходит назад, помогает защитникам, отбирает мяч, отдает передачу, открывается в свободную зону, появившуюся на фланге, делает рывок, к нему приходит мяч, он забивает гол. На разборе тренер говорит: «Почему ты бросил свою позицию в центре? Два!» Не буду называть фамилию тренера, он и так поймет, что я о нем.
— Потом мы удивляемся, почему наши футболисты действуют шаблонно…
— Да, никакой свободы. Раньше академия годом младше всех обыгрывала, сейчас не может даже своих одногодок обыграть. Нет индивидуальностей.
Гончаренко — умница, уважаю Бердыева
— Изменится ли ситуация в «Зените» с приходом российского тренера или дело не в национальности?
— Маразм — приглашать иностранцев! Им всем нужны только деньги. У каждого в Европе сложился какой-то имидж. Приезжает такой специалист в Россию, и что ему нужно для поддержания этого имиджа? Звезды! Но сейчас-то звезд в команде Луческу нет.
— Если только Жулиано.
— Чувствуется, что в нем что-то есть. Но бразилец, по-моему, до сих пор не понимает, где он находится. Нашли звезду — спартаковца Дзюбу. По отдаче — это единственный игрок, который мне нравится. Пашет как папа Карло. Остальные ходят пешком. Да даже «Спартак» уже бегать начал!
— Что дальше?
— Возвращаемся к разговору о местных тренерах. У нас совсем разный менталитет. Возьмите того же Гончаренко. Умница ведь!
— Хотя и белорус, а не россиянин.
— Да. Уважаю и Курбана Бердыева.
— Только оба при деле. Кого брать «Зениту»? Из «Уфы» возвращать Сергея Семака?
— Нет, ему еще рано. Слуцкого я не уважаю, потому что он бросил тонущий корабль и сбежал. Видит, что лидеры стареют, никого нового не покупают, вот и начал говорить, что ему надо подучиться. Но кому ты в Англии нужен? Там нужны люди, чего-то добившиеся. А чего ты добился? Повылетал отовсюду. «Зениту» Слуцкий не нужен! Я по-прежнему жалею, что мы в свое время упустили Бышовца. Умнейший тренер! Просто любовался его работой в «Зените»! Повторюсь, мне нравятся Гончаренко и Бердыев. С такими тренерами иностранцы не нужны. Надо своих развивать. А то получаем таких, как голландцы, которые приезжают, говорят, что через пять лет сделают десяток Аршавиных, а получив деньги, благополучно исчезают. Или заявление ван Стее: через четыре года «Зенит» будет весь в моих воспитанниках, я с поля академии не буду уходить! Приходил, окидывал все взглядом и уходил! Ни разу не видел, чтобы он на поле выходил и сам что-то показывал! Зато книжку свою перевел. Нужна заинтересованность именно в своих ребятах, нужны такие люди, каким был Юрий Андреевич Морозов.
— Совсем недавно не стало другого человека, символизирующего петербургский футбол, — Владимира Казаченка…
— Это огромная потеря не только для петербургского, но и для всего российского футбола. Это был любимец болельщиков. На моей памяти только два футболиста были непререкаемыми кумирами не только болельщиков, но и футболистов: Лев Бурчалкин и Казаченок. У нас много отличных игроков, добивавшихся европейского признания, но эти двое были особенно любимыми. Трое моих выпускников играли в командах Казаченка: Сергей Малафеев, Фарид Каримов и Антон Брусникин.
Личное дело
Александр Петрович Смыков
Родился 10 января 1946 года в Измаиле (Одесская область)

Карьера тренера: «Заря» (Кузьмолово, 1974 – 1977); «Труд» (Светогорск, 1977 – 1981); СДЮШОР «Смена»/Академия ФК «Зенит» (1981 – 2013)
Достижения
Команда «Смены» 1975 г. р.: 2-е место на первенстве СССР среди СДЮШОР (1991); 2-е место на первенстве СССР по мини-футболу среди СДЮШОР (1987, 1988, 1990); победа на международном турнире в Хельсинки (1990); победа на международном турнире в Стокгольме (1990); первое место на первенстве города (1987, 1988, 1989); обладатели Кубка города (1989, 1990)
Команда «Смены» 1986 г. р.: первое место на первенстве города (1998, 1999, 2000, 2002); обладатели Кубка города (1998, 1999, 2001)

Команда 1996 г. р.: победа на международном турнире «Кубок Мегасферы» (2004); победа на международном турнире «Минская осень» (2005, 2006); победа на Кубке Кускова (2006); первое место на первенстве города среди команд 1995 г. р. (2006); финалист Кубка кубков среди команд 1995 г. р.; первое место на первенстве города среди команд 1995 г. р. (2008); обладатели Кубка города среди команд 1995 г. р. (2008)
Пять раз входил в десятку лучших тренеров города. В 2002 году получил приз лучшему тренеру детских команд от президента Федерации футбола Санкт-Петербурга Анатолия Турчака. В 2007 году награжден знаком «Отличник физической культуры» и получил грант РФС и РФПЛ за подготовку игроков для сборной России и первенства ПФЛ.