Как устроен трансфер: агенты, переговоры, WhatsApp и почему клубы не окупают стоимость трансфера на продаже футболок


Джейк Кохен, спортивный юрист, который работал с крупными сделками, проясняет некоторые детали проведения трансферов.
Трансферное окно в полном разгаре, и среди бесчисленных слухов, переговоров и сделок остаются вопросы о трансферах с точки зрения бизнеса. Чтобы пролить свет на трансферные кампании, The Independent поговорил с Джейком Кохеном, спортивным юристом, который работал с крупными сделками, чтобы прояснить и обсудить наиболее важные детали трансферов.
Как происходит трансфер?
При проведении любого трансфера всегда есть 3 ключевых типа переговоров, проходящих одновременно: переговоры между клубами о цене трансфера, переговоры покупающего клуба с агентом игрока о контракте его подопечного и переговоры покупающего клуба с агентом о его личных бонусах.
Фактически продающий клуб должен только дать согласие на проведение этих переговоров, но на самом деле между клубами всегда будет много посредников, которые и формируют интерес игрока в переходе. Это тёмная сторона вопроса, и она зачастую становится причиной возникновения обвинений одной из сторон, как это было в прошлом месяце, когда «Саутгемптон» обвинил «Ливерпуль» в заманивании Вирджила ван Дейка в свой состав.
Большинство переговоров зачастую проходят через WhatsApp. Множество агентов и клубных представителей предпочитают WhatsApp по ряду причин: у всех всегда есть под рукой телефон; это проще, чем электронная почта; есть возможность группового чата; отчётливо видно, получил ли собеседник информацию; а также вы можете пользоваться им в любой точке мира.
Более того, информация о пользователях в WhatsApp не изменяется без их желания. Например, клубный представитель начал сотрудничество с другим клубом в другой стране, и теперь у него новая почта, номер телефона и офисный номер, но его номер в WhatsApp остался прежним. Поэтому для заинтересованной стороны становится намного проще выйти на связь с представителем без поиска его новых контактных данных.
Звучит удивительно, но в 2017 году WhatsApp является незаменимым для людей, связанных с трансферами.
Что такое многосторонние соглашения?
Когда стало известно, что Мино Райола в трансфере Погба выступал на стороне игрока и обоих клубов, большинству казалось, что это единичный случай. Совсем недавно мы узнали, что одной из причин перехода Лукаку в «Манчестер Юнайтед» стал тот факт, что «Челси» не желал платить Мино премиальные.
На самом деле, такие многосторонние соглашения – абсолютно естественная вещь для мира трансферов, по крайней мере, среди английских клубов. Звучит удивительно? В трансфере Лукаку Райола вёл переговоры с «Манчестер Юнайтед» о контракте игрока, а также выступал на стороне «Юнайтед» в переговорах с «Эвертоном».
На стыке интересов многосторонние трансферы выгодны и законны, ведь сторонам проще согласовать условия, а игроку не нужно платить агенту отступные. (Однако игроку придётся внести плату в управление по налогам и таможенным пошлинам, но это фиксированная сумма, которая не касается футбола.) Но процесс проверки таких переговоров со стороны федерации футбола весьма незамысловатый.

Почему некоторые клубы объявляют о сделках до открытия трансферного окна?

Официально международные трансферы не могут быть утверждены до открытия трансферного окна 1-го июля. Почему же тогда мы видим множество трансферов, анонсированных до этой даты? Например, «Манчестер Сити» объявил о покупке Бернарду Силвы из «Монако» 26-го мая, всего через пару дней после завершения сезона Премьер-лиги.
Хотя игрок и не может быть зарегистрирован в новом клубе до 1-го июля, это не мешает ему и двум клубам согласовать условия до назначенной даты. Для многих клубов финансовый год начинается 1-го июля и заканчивается 30 августа, что связано с началом трансферного окна.
Почему финансовый год и его близость к трансферному окну важны? Это даёт клубам возможность совершать траты на покупку игрока либо в уходящий, либо в только начавшийся финансовый год. Например, «Барселона» завершила переход Фабрегаса в «Челси» в июне 2014 года, что позволило клубу вписать прибыль с этой сделки в финансовый отчёт за сезон 2013/14. Но Фабрегас не мог быть зарегистрирован «Челси» до 1-го июля.
Также стоит учитывать маркетинговые соображения. Например, контракт «Челси» с Adidas закончился 30 июня, а контракт с Nike вступил в силу 1-го июля. «Челси» и Nike подписали 15-летнее соглашение на сумму более €900 млн. Как итог, «Челси» было невыгодно объявлять о новых сделках до 1-го июля. Зачем клубу объявлять о новичке и демонстрировать его в футболке без 5 минут бывшего коммерческого партнёра?
Более того, когда у клуба есть возможность подождать пару дней и объявить о трансфере с новым коммерческим партнёром, который в то же время является наиболее прибыльным спонсором и прямым конкурентом бывшего партнёра, становится понятно, почему «Челси» и другие клубы подождут в такой ситуации.
Недавно «Челси» объявил о своём первом трансфере Антонио Рюдигера, показав видео, в котором юный фанат «синих» хочет купить футболку с его именем в клубном магазине на «Стемфорд Бридж».
Кроме того, некоторые трансферы занимают много времени в связи с затянувшимися переговорами между клубами или согласованием личного контракта игрока.
Также есть и другие причины, по которым объявление о трансфере может быть отложено. Например, некоторые игроки, являющиеся трансферными целями для клубов, выступали на Кубке Конфедераций и только начали проводить свой заслуженный отпуск.
А с учётом того, что некоторые клубы уже приступают к предсезонной подготовке, у многих игроков очень мало времени для отдыха этим летом. Становится понятно, почему игроки откладывают рабочие дела и наслаждаются временем, проведённым с семьёй и друзьями.
Но есть и другие факторы, которые могут отложить завершение сделки даже после проведения всех основных переговоров, начиная от получения разрешения на работу и заканчивая согласованием использования прав на изображение новым клубом.
Клубы могут возместить траты на трансферы за счёт продажи футболок, верно?
Всегда считалось, что клубы могут вернуть часть денег, потраченных на трансфер, с помощью продажи футболок нового игрока. На самом деле это далеко от правды.
Возможность продавать форму – это неосновная задача партнёрства, это всего лишь лицензия, позволяющая производителю использовать бренд клуба в своих целях. От этого клубы обычно получают годовой доход. Например, «Юнайтед» получает €75 млн в год от Adidas, «Челси» – €60 млн от Adidas, и «Арсенал» получает €30 млн от Puma. 10-15% дохода производители получают от продаж футболок.
Более того, подписание звёздного игрока не гарантирует космические продажи его футболок, как многие думают. Обычно скачок продаж происходит в регионе, откуда родом сам игрок. Также те, кто планировал покупать футболку, скорее возьмут её с фамилией нового игрока на спине, а не уже игравшего в клубе.
Продажа футболок – основной заработок клуба от партнёрства. Производители не платили бы клубам за нанесение маленького лого на груди, если бы это не было столь прибыльно. Например, генеральный директор Adidas Герберт Хайнер утверждает, что они заработают €1,5 млрд за 10-летний контракт с «Юнайтед» стоимостью €750 млн.
Почему футбольные клубы сами не производят свою форму и не извлекают из этого 100% выгоду? Ответ простой – потому что они футбольные клубы, а не производители. У них нет мировой сети, способной обеспечить доставку и продажу миллионов футболок ежегодно. Многие клубы пытаются продвигать свою логистику на своих сайтах, но это лишь мизерная часть глобального рынка.
У клубов нет доступа к таким ресурсам. Даже наиболее крупные из них в сравнении с Adidas и Nike выглядят крошечными. Чтобы не быть голословным, за 3 месяца Nike заработал значительно больше (около €7 млрд март-май 2017 года), чем «Челси» за всю свою 112-летнюю историю.
Что насчёт аренды?
Типичным заблуждением является мысль о том, что клубы по своему желанию могут просто отдать игрока в аренду. В каждой такой сделке игрок должен быть согласен уйти в аренду. Ни один игрок не уйдёт в аренду в клуб на не устраивающих его условиях.

Всё сводится к расходам, верно?

Мы часто слышим слова «расходы» или «сумма на трансферы», чья цель – охарактеризовать способность определённого клуба тратить.
Однако клубы не берут в расчёт расходы при проведении сделок, а также ни один тренер не держал бумагу с точной суммой для трансферов. Эти догадки о том, как клубы ведут переговоры, полагаясь только на трансферные выплаты, но не беря в расчёт суммы зарплат. На самом деле, клубы тратят больше на зарплаты и различные бонусы.
Упоминание трансферного бюджета означает, что тренер должен что-то сделать с финансовым аспектом трансфера. Это редкий случай того, когда тренер принимает участие в процессе переговоров.
Вдобавок трансферные выплаты погашаются за время действия контракта игрока. Поэтому, если клуб подписывает игрока стоимостью €40 млн с 5-летним контрактом, эта сумма будет выплачена по €8 млн за 5 лет, а не единичным платежом в €40 млн.
Например, «Арсенал» подписал Александра Ляказетта из «Лиона» за €53 млн, но эта сумма не будет полностью выплачена в этом году. Скорее всего, они будут выплачивать её по 10,6 млн в год за время действия его пятилетнего контракта.
Кроме трансферной стоимости, во внимание стоит взять и зарплату Ляказетта. Учитывая его зарплату, права на изображение, выплату за переход и другие бонусы, в неделю он будет получать в лучшем случае порядка €200 тыс., что также увеличивает его общую трансферную стоимость.
Поэтому, если рассматривать только сумму трансфера Ляказетта отдельно от остальных его составляющих, это не даст полной картины о трансферной стратегии «Арсенала». «Арсенал», как и любой другой клуб Премьер-лиги и УЕФА с учётом всех бонусов, будет выплачивать по €22 млн в год за Ляказетта в течение 5 лет, а не 53 млн в этом сезоне.
Во избежание сомнений клубы могут авансом заплатить частичную сумму трансфера, что будет бонусом для продающего клуба и главным козырем покупающего. Большие суммы трансферов, конечно, обычно выплачиваются по рассрочке в течение пары лет.
Учитывайте, что это всё чётко отработанные схемы, используемые во всех клубах топ-8 лиг и многих других. Это абсолютно очевидные вещи для корректного понимания того, как клубы рассчитывают стоимость игрока и суммы на новые трансферы, особенно с учётом финансового fair play ФИФА.
Почему нет обмена игроками?

Как правило, на обмены игроками никто не обращает внимания. Исключения – это разве что трансферы Галлас/Коул, Это’о/Ибрагимович, Матич/Луиз, но обычно чистых обменов никогда не происходит (трансферы Руни и Лукаку не были обменом).
Трансфер одного игрока – уже достаточно сложный процесс. А когда к этому добавляется ещё один – это, в свою очередь, привносит дополнительные детали и сложности.
Наличие второго игрока добавляет переговоры между клубами о его стоимости, переговоры о его контракте с агентом и очередные бонусы для агентов. Также нужно учитывать желание обоих игроков уйти.
Как работает сумма отступных?
Иногда происходят недопонимания, когда игрок, у которого в контракте прописана сумма отступных, становится целью клуба, который готов заплатить эту сумму, но никогда не переходит туда. Всё это происходит из-за 2-х типов отступных: фактические отступные и примерные отступные.
Фактические отступные обязывают клуб продать игрока при поступлении такого предложения. Они могут различаться, но клубы всегда стараются извлечь из этого выгоду. Например, клубы Премьер-лиги могут добавить пункт о запрете выкупа игрока другими клубами АПЛ. Также португальские клубы часто устанавливают для своих соперников цену в 3 или в 4 раза больше, чем для остальных.
Примерные отступные ни к чему не обязывают и лишь означают возможность сесть с клубом за стол переговоров при поступлении предложения.