Агент: Когда слышат об интересе из России, начинают умножать цены на два или на три - нас в Западной Европе считают болванами


Для обычных любителей футбола агентский мир — закрытый клуб, из которого иногда доносятся сообщения о больших сделках и гигантских суммах, выплачиваемых этим посредникам за помощь в осуществление трансферов. Так называемые, комиссионные или агентские. Лежащий на диване в своей вилле Мино Райола вытребовал у «Манчестер Юнайтед» 24 млн евро за то, чтобы разрешить своему клиенту Полю Погба перейти в эту команду. На самом деле за этим стоит кропотливая работа по поиску талантов, сотни неудачных поездок, тысячи сорванных сделок, десятки тысяч потраченных евро и нервов, чтобы потом получилась такая солидная сумма. Да и это лишь верхушка айсберга. Что же «под водой»? Об этом рассказывает известный российский агент с болгарскими корнями Александр Бакарджиев, который работает в «СА-Футбольном агентстве», возглавляемом Алексеем Сафоновым.
Сам Бакарджиев родился и живет в Болгарии, где начинал заниматься в школе софийского ЦСКА, но до большого футбола не дошел. Получил высшее образование в Германии и начал работать с Сафоновым.
— Тогда я начал заниматься делами и переговорами по балканским игрокам, отвечаю за балканский рынок плюс Чехия, Австрия и другие близкие к Балканам страны, — поясняет Бакарджиев. — Сейчас я получил возможность стать директором «Спартака» из Плевена. Это исторический город, где проходила русско-турецкая война — Россия освободила Болгарию от 500-летней турецкой экспансии. Так что ко мне в «Спартаке» особое отношение как к русскому. Хотя уже столько времени прошло, страна вступила в Евросоюз и НАТО, но к русским очень положительное отношение.
В Болгарии футбол раза в два-три более профессиональный, чем в России
— Как устроена ваша работа как агента?
— Какой-нибудь клуб выходит на Лешу (Сафонова. — ) и интересуется условным футболистом Ивановым. Дальше я собираю всю информацию по нему, даже если мы на территории России его не представляем. Помогаем российскому клубу в ведении переговоров и сборе информации — таких случаев было много, когда мы заочно участвовали в трансферах. Потому что люди доверяют нашему агентству и много раз интересовались подобной информацией.
— У Алексея Сафонова много молодых клиентов — это ваше направление?
— Да, в последнее время мы не занимается посреднической деятельностью, а выращиваем своих футболистов. Берем молодых и стараемся их развивать. Наш начальник Сафонов раньше руководил школой «Чертаново» в Москве — он ее, можно сказать, сделал. Просто сейчас начались какие-то разборки, и школа «Чертаново» от нас отошла. Также мы работаем с «дублями» «Спартака», «Динамо», «Рубина» — там у нас много футболистов. Мы учим их развиваться, ведем и в личной жизни. Наша большая задача — не испортить их. В Болгарии и Сербии то же самое — у нас там 10-12 молодых ребят, которых мы ведем.
— В Болгарии сильно развит футбол, если сравнить с Россией?
— Я большой националист. Хотя и живу в Болгарии, никогда не позволял себе в Европе плохо отзываться о России. Там думают, что у нас очень большие и серьезные клубы, но хочу сказать, что в Болгарии футбол раза в два-три более профессиональный, чем в России. И в этом очень большая обида. Болгария очень футбольная страна. В Плевене приходят по 10 тысяч зрителей на матчи — в Москве столько не набирается на каждую игру, а ведь Плевен — это только вторая лига! Просто болгарский футбол сейчас в очень большом застое.
— Почему так?
— Болгария страна маленькая, входит в Евросоюз — новые дороги, все красиво стало, страна продвигается. Проблема в том, что нет денег — сложно с работой. Но страна-то футбольная — сейчас на подходе очень талантливое поколение игроков. Про соседнюю Сербию нечего и говорить — все-таки молодежный чемпионат мира выиграли, хотя чемпионат у них послабее болгарского. Какие там деньги сейчас? Самые большие зарплаты в «Црвене Звезде» и «Партизане» — как в клубах, идущих на последних местах в чемпионате России. Большинство людей в российском футболе занимаются не только футболом — некоторые клубы больше коммерческой деятельностью. В этом беда бюджетных организаций!
— В Болгарии ваше агентство с кем работает?
— Мы работаем с грандом европейского и болгарского футбола софийским ЦСКА, откуда вышли Стоичков, Балаков и другие звезды. Многие годы клуб был в застое, но сейчас пришел новый владелец — Гриша Ганчев, и директор Стойче Стойлов. Это лучший менеджмент в болгарском футболе, пришли из «Литекса», частного клуба, который за последние 10 лет продал больше футболистов, чем софийские ЦСКА и «Левски». Наше агентство работает с ними на протяжении уже многих лет.

В России давно не было такого нападающего, как Бербатов

— Вы знакомы с балканским рынком. Объясните, зачем «Локомотив» в прошлом году приобрел Петара Шкулетича у «Партизана» за 4 млн евро? В РФПЛ у него, мягко говоря, не особо получается…
— Мы к этому трансферу не имели никакого отношения, да и вообще с прежним руководством «Локомотива» не работали. Кроме одного трансфера, когда Тарас Бурлак переходил из «Локомотива» в «Рубин». Что же до Шкулетича, то мое личное мнение — у него нет необходимого уровня, чтобы играть в такой команде, как «Локомотив». Этот трансфер является ошибочным.
— Шкулетич забивал достаточно в Сербии перед переходом в «Локо». Может быть, это и стало ключевым фактором для перехода?
— Сомневаюсь. Давай смотреть — «Локомотив» покупает его в 2014 году из «Партизана», где он забивает 14 мячей в 15 матчах. До этого у него было по одному-два гола за сезон, Шкулетич выступал за слабую австрийскую команду ЛАСК. Нельзя купить за 4 млн евро такого форварда, который только за последний сезон забил много. В «Локомотиве» Петар забил 10 мячей в 38 матчах — считаю, что это очень мало для такого форварда. Ведь нужно понять, что когда ты берешь такого футболиста, ты либо берешь его за маленькие деньги, до 1 млн евро по русским меркам, либо ты рискуешь и должен «отрабатывать» этого футболиста.
— Логично.
— Наш начальник Леша Сафонов отправляет меня «отрабатывать» футболиста — дает деньги на командировку, я еду смотреть игроков, анализировать статистику и так далее, потому что футболист смотрится в реальности. Как делает, например, Курбан Бердыев. Потому что если бы Шкулетича смотрели, сопоставляя уровень сербского футбола, стало бы понятно, что Петар не стоит заплаченных за него денег. Смысл не в цене, а в качестве игрока — хороший футболист не обязательно будет стоить миллионы, но им нужно заниматься: ездить, смотреть, разговаривать. Но в России этому мало уделяется внимания.
— И все-таки слышал, что если нужно найти классного форварда на перспективу, смотрите на Балканах. Согласны?
— Разница между той же Болгарией и Россией как раз в нападающих. У нас нет таких нападающих, которые вышли у болгар за последние двадцать лет. Тот же Димитар Бербатов — в России такого нападающего давно не было. И это мы не говорим о Сербии, которая, на мой взгляд, является суперфутбольной страной. Больше десяти лет назад они воевали против всей Европы, а теперь выигрывают молодежный ЧМ — это показатель того, что футбол можно делать и без денег. Сербы во всем мире раскручены. И тренеры, и игроки — их очень уважают.
Я близко знаком со всеми ведущими болгарскими футболистами — Христо Стоичков вообще без комментариев, Любослав Пенев, у которого больше голов в испанской примере, чем у того же Стоичкова, — легенда «Атлетико» и «Валенсии». Русские футболисты, к сожалению, легендами зарубежных клубов не были. Ты знаешь, как до сих пор Красимира Балакова в «Штутгарте» встречают! Его предлагали тренером и в «Динамо», и в «Локомотив», но не получилось.
Клуб уровня «Зенита» не может только выращивать своих игроков
— Что не так с российским футболом?
— Та же Сербия — отличный пример того, что кризис не является помехой, люди все равно играют в футбол. Понятно, что в России другие расходы за перелеты и так далее, просто с меньшим бюджетом нужно переквалифицироваться на работу с молодыми игроками. ЦСКА в 2005 году, «Зенит» в 2008-м — это были потрясающие команды, потому что акцент был сделан на команду, а звезд там не было. Самая сила в футболе — коллектив. У «Динамо» Киев была великая команда, потому что сильные футболисты там играли вместе десять лет.
— В России явно не пользуется популярностью такой подход — добиваться чего-то с небольшим бюджетом.
— Потому что такой подход неинтересен. Людям, которые в большинство клубов приходит, нужно быстро заработать деньги. Поскольку завтра их могут уволить. А если тебе дадут время поработать и сделать команду, найдутся те, кто сможет потерпеть. Считаю, что даже нехватка денег не страшна, просто нужно собрать команду, чтобы они сыгрались вместе, и через два-три года результат будет стопроцентный. И деньги вернутся — вопрос в том, что надо лишь подождать. А у нас в России никто ждать не хочет — только все и сразу.
— В «Тосно» до Дмитрия Парфенова очень часто меняли тренеров и игроков, оправдываясь высокими амбициями. Не хотели люди ждать, зато быстро продвигаются в РФПЛ.
— Они меняют тренеров, как носовые платки — в этом беда. Потому что если придет руководитель, как я, он будет акцентировать внимание на следующем: собирать команду с 4-5 опытными игроками, обязательно 2-3 иностранцами, которые намного сильнее и опытнее и которые будут помогать расти молодежи. Вот взять тот же московский «Спартак» — кто там из «дубля» играет? У нас Денис Давыдов там есть, но и ему не дают сейчас шанса. В «Спартаке» есть болгарин Ивелин Попов — абсолютно средний футболист, который является одним из лидеров. Это обидно, я как русский говорю, поскольку «Спартак» же считается российским грандом. Считаю, Давыдов не хуже Попова, просто Денису не дают возможности для роста.
— Дилемма в российских топ-клубах — брать из «дубля» или покупать новичков — по сути, редко когда возникает, потому что выбирают, как правило, новых футболистов. Что думаете по этому поводу?
— Клуб уровня «Зенита» не может только выращивать своих игроков, это основная команда в России, гранд. И когда ты играешь в Лиге чемпионов каждый год, ты не можешь выйти на поле с пятью детьми, с которыми тебя «Барселона» разнесет 7:0. В этом плане топовым командам тяжелее — они не могут подпускать много молодых к главной команде, так во всем мире происходит. Но нужно стараться засаживать туда одного игрока хотя бы раз в год, чтобы он вырастал большим футболистом. И через три-четыре года у тебя будет четыре-пять игроков, которые будут воспитанниками твоего клуба. В «молодежках» тоже смотрят неправильно, нужно иметь широкую сеть подбора игроков, а они не так сильно уделяют этому внимание — особенно зарубежному рынку.
— А надо?
— Не стыдно брать футболиста из-за рубежа, но он должен быть сильнее, талантливее тех, кто есть. Российские волейболисты считаются одними из сильнейших в мире — почему раньше они играли в Европе? Потому что были востребованы, а сейчас играют в России, где платят много денег. А в российском футболе получается, что приводят какого-нибудь Гошу из Германии или Болгарии, смотришь — а у него точно такой же уровень. И зачем тебе на него деньги тратить, трансфер осуществлять?! Понятно, почему так происходит — мало кто обладает информацией об этом. В частном клубе по-другому — владелец вкладывает деньги в клуб, а потом спрашивает с работников. Вот ты привел Петра из «Зенита», а он не может по мячу попасть. Ну и что, что он из «Зенита» — мы же деньги потратили! За это нужно спрашивать.
— В России есть пример частного клуба — «Краснодар».
— Поэтому он и является одним из самых профессиональных клубов в России. Хотя мы с ним не работаем, я могу сказать, что с их возможностями команда может выступать еще лучше и добьется этого.
— Тот же «Зенит»-2 каждый год выпускает много молодежи, и происходит разброс игроками — в «Зенит» не попасть, приходится уезжать. Это разве нормально?
— Это полностью ненормально! Большинство детей и родителей считают, что «Зенит» или тот же «Спартак» — эталон футбола. Напротив, «выстрелить» в таких командах очень сложно, потому что там огромнейшая конкуренция, много других нефутбольных интересов. Родители иногда считают, что если их сын уже в «Спартаке», это достижение. Но ты можешь быть футболистом и в «Тосно», и если у тебя есть качества, тебя рассмотрят и «Зенит», и «Спартак». Во-вторых, у того же «Зенита» много иностранцев в составе. И как можно думать, что из второй команды, где человек тридцать, есть шанс попасть в «основу»? Это же несерьезно. Поэтому нужно искать шансы в других местах, в клубах поскромнее, в той же Европе, где дадут шанс и потом такой игрок вернется в Россию другим — он не будет искать предложения, а его захотят подписать много клубов.
Если ты защитник, нужно ехать в Германию или Италию
— Как раз последние два года из России целым потоком уезжает молодежь.
— Это правильный выбор! Наш клиент — Вячеслав Караваев также уехал в Чехию и сейчас играет за «Спарту» из Праги. А «Спарта» — это топ-клуб, как российский «Спартак», его очень уважают в Европе. «Спарта» открывают дорогу своим игрокам в Европу, так что у Караваева есть два пути — западная Европа или возвращение в Россию. При этом возвращаться он будет в качестве серьезного игрока за серьезные деньги, потому что «Спарта» не продает футболистов за копейки. А в России Караваева отдали бы в аренду, и все могло на этом закончиться. Сейчас он основной игрок «Спарты», если будет и дальше так же работать и стараться, попадет в сборную России.
— Получается, в Европу стоит уезжать молодым, не состоявшимся игроком, когда зовут на понижение зарплаты?
— Понижение зарплаты для футболиста не всегда катастрофа, все зависит от целей, которые он перед собой ставит. Можно получать 100 тысяч в русском клубе среднего уровня и никогда не добиваться никаких успехов. Получать 50 тысяч в топ-клубе уровня «Севильи» в Испании и каждый год бороться за Лигу Европы — это не шаг назад. Из «Севильи» можно попасть в «Барселону» или «Манчестер», а из условного «Амкара» — точно нет. Также нужно понимать, куда конкретно переходить. Можно ведь уйти в посредственный клуб, где, конечно, тебе дадут шанс заиграть, но нужно смотреть, какие позиции у него в европейском футболе. Ведь есть страны, куда не имеет смысл ехать — называть их не буду, потому что не хочу никого обижать. Если ты защитник, нужно ехать в Германию или Италию, атакующий футбол на Балканах — туда можно уезжать полузащитникам и форвардам.
— Но школа же в Европе другая, шансов вырасти действительно больше.
— Во-первых, иностранцев в Европе не воспринимают. Испания, Италия, Германия — это очень футбольные страны, и русский футболист там не будет чувствовать себя комфортно. Нужно сильно отличаться, чтобы тебя зауважали, а если ты среднего уровня игрок — тебя раздавят. Кто из русских здорово играл в Испании? Никто, кроме Валерия Карпина и Александра Мостового, которые выступали в «Сельте» — довольно средней команде. В других странах то же самое, единственным исключением является мой друг Андрей Канчельскис — супервысокого уровня футболист! А сколько болгар получили признание в Европе? Тот же Красимир Балаков был самым высокооплачиваемым футболистов Германии, получал 6 млн евро в год. Этот рекорд с конца 90-х годов держался до последних пяти-шести лет. Как его уважают в Германии!
— Легенда все-таки.
— Тех же сербов очень любят в Европе, во всех топ-клубах есть хотя бы один серб. Почему так получается? Люди работают, стараются, играют за маленькие деньги. Сила нас, агентов, как раз в том, чтобы подвести в России игроков на перспективу. Ведь если ты покупаешь футболиста за 1 млн евро, то ты рискуешь, но сможешь и заработать потом. Но когда покупаешь Петара Шкулетича за 4 млн, деньги уже никак не заработаешь — в Сербии за него никто не заплатит и миллион, а в западной Европе такими игроками не интересуются. И кто будет отвечать за этот трансфер? Если бы это был частный клуб, меня бы за такие деньги президент просто растерзал! Я бы предложил российским клубам модель работы итальянского «Удинезе», где платят за перспективную молодежь, развивают ее и перепродают грандам. Когда есть финансовый ресурс, лучше вкладывать в молодых и перспективных, а не платить за середняков по 10 млн евро.
— Русские клубы не умеют договариваться?
— Проблема еще и в том, что когда слышат об интересе из России, начинают умножать цены на два или на три. Были случаи у меня, когда для Болгарии игрок стоил 500 тысяч евро, а для России уже полтора миллиона. Потому что нас в западной Европе считают болванами — что с нас можно деньги содрать. Я же иду на переговоры как человек европейского склада уже, и я давлю на то, чтобы цена не была завышена. Если «Спартак» завтра обратится в «Црвену Звезду» и скажут — интересуемся футболистом Цветковичем. В ответ услышат ценник — 5 млн евро. А если я буду вести разговор — цена будет 2-3 млн евро, потому что я сперва выясняю ценник, не говоря, кто интересуется игроком и куда он может уйти.
— Интересно.
— В России агентов считают проблемой, но агенты бывают всякие. Наше агентство не занималось схемами, и у нас другой подход. Цель агента в футболе — удовлетворить интерес нескольких сторон. Почему это тяжелый труд? Ты едешь, например, в Сербию, разговариваешь с клубом. Затем общаешься с футболистом, а потом — с руководством условного «Зенита», главным тренером «Зенита». Все эти четыре стороны в конце концов ты должен собрать воедино. Трансфер футболиста сильно зависим от агента, игрок доверяет своему агенту — к примеру, никто из Европы не поедет в Россию. А некоторые наши клубы не учитывают это, думая — мы дадим футболисту миллионы, и он все подпишет. Это не так. Ведь игроки в большинстве случаев звонят своим агентам и говорят, что поступило такое-то предложение. Агент уже знает, что это за клуб, какие люди там работают, какие у клуба долги или проблемы. Нужно игроку рассказывать о реальном положении дел в клубе, на что он может рассчитывать там, и тогда футболист тебе доверяет.
Неужели Райола не заработает на таком клиенте, как Погба? Это не преступление
— В Россию много кто хочет ехать?
— У болгарских и сербских футболистов огромное желание попасть в Россию, потому что схожая культура, хорошие деньги платят. Но когда футболист хорошего уровня — на него есть спрос в Европе, и чтобы переманить его в Россию, нужно постараться. Некоторые наши футбольные руководители этого не понимают, говорят: «Мы даем ему 30 тысяч евро, он что, дурак, если не хочет к нам ехать?» Но смысл не в 30 тысячах, он в Германии будет получать 20, но будет играть на суперстадионах, в одной из лучших лиг мира. Ты как агент должен представить для него перспективу, что Москва или Санкт-Петербург — такие же европейские, красивые города. В футбольном отношении тяжело конкурировать с Францией и Германией, но в России не все потеряно. Для тех же Балкан Россия всегда остается целью — туда все хотят поехать. Вопрос только в том, что их нужно забирать до того, как они станут суперзвездами.
— В РФПЛ потихоньку стягивают таких игроков. Например, Вукашин Йованович, чемпион мира среди молодежных сборных, оказался в «Зените».
— Они смогли переубедить игрока, потому что смог это сделать его агент, а «Зенит» заплатил агенту деньги. Но некоторые клубы в России не смогли бы провернуть такой трансфер. У них такая методика — если ты посторонний человек для клуба, то клуб старался бы выходить непосредственно на самого футболиста и дальше с ним договариваться. Тогда бы у них не получилось. Агентов в России считают коммерсантами, а во всем остальном мире они такая же часть футбола. Ты же имеешь право на адвоката — не самому же идти защищаться в суд. Вопрос оплаты труда зависит от руководства клуба, с которым ты работаешь. Иногда так бывает: ты хочешь какого-нибудь футболиста, который стоит 5 млн, но когда я тебе сделаю трансфер за три, почему бы тебе не заплатить мне 500 тысяч за мой труд.
— И правда.
— Ведь все равно полтора миллиона ты экономишь! А много людей в России так не считают: «Ты нам сделал трансфер за 3 миллиона, держи 20 тысяч и радуйся, что мы вообще чего-то дали». Это же неправильно. Отсюда и слетают сделки в последний момент. В футболе важно, чтобы каждая сторона была довольна. Футболисты доверяют своим агентам. Как можно продать игрока без его агента? Начнутся одни проблемы. Агентский труд — честный и нормальный, а последнее время в России, особенно при Николае Толстых (бывшем президенте РФС. — «Спорт День за Днем»), агенты оказались самыми плохими людьми в нашей стране.
— Вы считаете нормальным то, что Мино Райола за лето заработал под 100 млн евро за трансферы своих игроков?
— Если про переход Поля Погба, то «Манчестер Юнайтед» — частный клуб. Если он захочет, даст тебе 5 рублей, а может и все 50 млн. За это обвинять? Погба доверяет Мино Райоле, у него такая схема — за мои услуги вы должны дать мне 20 млн евро, иначе Погба не будет играть в «Манчестере». Клуб собирается, руководство и тренер говорят, что футболист нужен, тогда совет клуба принимает решение, может ли клуб заплатить за трансфер 90 млн евро и агентские 20 млн. Президент «Юнайтед» говорит «да», потому что если они не заплатят эти деньги, Погба появится в «Манчестер Сити». Вот в чем конкуренция — кто платит, тот и получает.
— Но были же и обратные примеры, когда из-за крупных комиссионных выплат агенту сделка срывалась?
— Есть и такое, но тут опять переходим к личным отношениям между агентом и игроком. Раз агент ведет такие переговоры, игрок доверяет ему на 90 процентов. Сделки будут срываться всегда в футболе, потому что сделать так, чтобы все четыре стороны оказались довольны, очень тяжело. Если вернуться к Погба, то им интересуются 10 ведущих клубов. Неужели Райола в таком случае не заработает на таком клиенте? Это не преступление. Раз он успел завести такого клиента, который ему полностью доверяет, считаю, он заслужил свои деньги. А если сумма кого-то удивляет… В Болгарии агентам платят не сильно много, поскольку в стране нет денег. Я за десять трансферов получу 5 тысяч евро, но всем интересно, как Райола выпросил 20 млн за одного Погба. Потому что люди такие — смотрят на вещи только сверху, не зная, какой труд нужно вложить, чтобы до этого дойти. За последние пять лет я дома был всего три месяца. Никто же не спрашивает, сколько денег вкладывается в поездки, сколько неудачных сделок, сколько сорванных трансферов. Просто люди не знают вещи из кухни.
— Есть пример Акселя Витселя — он собирался перейти в «Ювентус», а один из его представителей сказал, что многие агенты ввязывались в этот трансфер, пытаясь получить себе рекламу.
— Много таких историй. Таких серьезных футболистов, как Витсель, знают многие агенты, и каждый может захотеть сделать себе рекламу через прессу. Вот я тебе могу сказать, дескать, я тоже причастен к этому трансферу, и ты это напишешь. Но так поступают не очень достойные люди. Было такое, что я делал трансфер для одного футболиста, а потом читал, что им занимались совершенно другие агенты. Поскольку и в вашей профессии есть люди, которые не очень хорошо проверяют информацию. Поэтому нужно у самого футболиста спрашивать, кто его агент и кто совершал тот или иной трансфер. Ведь я могу сказать, что и Лионеля Месси в «Барселону» пристроил. Если он завтра выйдет и подтвердит это — одна история, а если нет — то мои слова теряют авторитет. Много людей пытаются и сорвать трансфер, потому что хотят зацепиться за него.
— Это как?
— Допустим, я предлагаю серба в «Зенит», но тут звонят еще два человека, которые говорят, что сделают условия сделки еще лучше. Руководство «Зенита» говорит, что у меня есть договор с футболистом, а те рассказывают, что и у них есть такая бумага. Они дали какой-то документ, который действует не на «Зенит», а на другие клубы, но с игроком они общаются. Но тут нужно понимать, что общаться можно и с Роберто Баджо, но это не означает, что ты его агент. Так вот, эти люди начинают мешать переговорам, и если руководитель клуба не очень профессионального уровня, то сделка может сорваться. А те агенты звонят игроку и обещают, что я не сумею его устроить, а они все сделают быстро. Но документы у меня на руках, авторизация на «Зенит», поэтому если игрок попадет в «Зенит» без меня, начнет большое судебное разбирательство.