Свитолиной угрожали. «Они знают, где я живу, в каком отеле»


Свитолиной угрожали. «Они знают, где я живу, в каком отеле»

Свитолина – об угрозах неизвестных, а Кузнецова – о втором подряд финале Кубка Кремля, о Сингапуре и февральском турнире в Санкт-Петербурге.
Полуфинал «ВТБ Кубок Кремля» между Светланой Кузнецовой и Элиной Свитолиной стал украшением турнира. В тяжёлой борьбе россиянка за 2,5 часа справилась с лучшей теннисисткой Украины – 6:1, 6:7, 6:4. Но, как призналась затем Элина, на неё до матча оказывалось давление через соцсети со стороны неизвестных, о чём она и заявила представителям СМИ, среди которых был и корреспондент «Чемпионата».

— Элина, получился долгий матч. Были ли у вас возможности победить и за счёт чего Светлана вас всё же обыграла?
— Кончено, были шансы, в третьем сете я упустила два брейк-пойнта во втором гейме. Но потом Света очень активно играла, доминирующе, я постоянно находилась под большим давлением. Она отыграла очень здорово и в конце держала свою подачу. То есть очень ровно играла. Может быть, я где-то на ранней стадии сыграла слишком мягко, и потом, конечно, мне это вернулось.

> Свитолина: думала, что обыграть Серену невозможно

— Как планируете провести неделю перед Чжухаем?
— Отдохну. Поеду, наверное, в Монако — я туда обычно езжу. Буду отдыхать. Это была очень напряжённая неделя со всех точек зрения — не только с теннисной, но и с психологической. Поэтому буду отдыхать.

— Каковы шансы Кузнецовой, если она попадёт в Сингапур?
— Ей осталось выиграть всего один матч. Конечно, для неё, наверное, психологически это будет самый тяжёлый матч. Я надеюсь, вы не будете ей об этом напоминать (смеётся). Я думаю, она здорово провела концовку этого сезона. Она очень стабильно играет. Даже если ей не удастся завтра выиграть, то она заслуживает быть запасной в Сингапуре и высоко сеяной в Чжухае.

— Заметили, что за вас болели московские зрители? И какое психологическое давление вы испытывали, о котором вы сказали?
— Конечно, я чувствовала поддержку и в четвертьфинале [с Конюх]. Это, конечно, очень хорошо. Но если честно, то для меня этот турнир психологически очень тяжёлый. Вчера, например, было очень много плохих сообщений — не знаю, почему. Каких-то угроз — тоже. Тяжело.

— В каком плане – угрозы?
— По поводу того, что если я выиграю… (молчание).

— Светлана сказала, что тренировалась с вами много, и тренировки с вами по напряжённости напоминали ей матчи. Чем вы её так утомили?
— (Улыбается). Я всегда тренируюсь на все 100 процентов. У нас с ней достаточно ровная игра. К сожалению, сегодня в первом сете я очень плохо начала. То есть психологически я была совершенно не на корте. Это было очень плохо – то, что я отдала ей инициативу. Потом было очень тяжело переломить ход матча. Во втором сете мне удалось это сделать только на тай-брейке, потому что в самом сете она очень здорово отыграла все мои сет-пойнты. Мы очень много раз с ней тренировались и, в принципе, знали игру друг друга. Но не сложилось сегодня. Она очень стабильно отыграла третий сет.

— А какие угрозы были?
— Бывают, конечно же, некоторые люди, которые занимаются ставками. Я не знаю подробно по этому поводу. Если честно, то вчера вечером это было чересчур. У меня, конечно, есть человек, который этим занимается, но он просто не успевал это всё удалять. Я уже потом совсем… Я не знаю, кто были эти люди, но если честно для меня это очень тяжёлый момент. Конечно, организация тут очень хорошая, но я не знаю, если я вернусь… Потому что в конце турнира и такой удар, можно сказать.

— У вас такое в первый раз, чтобы вам так угрожали, или раньше что-то такое было?
— Нет, не было такого. Обычно это случается после проигрыша. Но перед матчем никогда такого не было. Ещё с самого начала, как только я сюда приехала, после моей пресс-конференции, была одна история. Конечно же, всё связано с политикой. Но не думаю, что я в чём-то виновата здесь. Очень тяжело психологически. Потому что я просто выхожу и играю в теннис. И для меня главная задача – показать хорошую игру и выиграть матч. Это очень обидно.

— Вы не разговаривали с Лесей Цуренко? Ей что-то подобное не поступало?
— Ну, после матча всем это приходит. Но в принципе, это ни на что не влияет, потому что уже есть результат. Но если люди пишут, что они знают, где я живу, в каком отеле, то что мне сказать? Тяжело. Я старалась как-то оградиться от этого, но просто так случилось, что я увидела эти сообщения. Конечно же, у нас, в WTA, работают специальные люди, которые потом стараются это всё устранять.
Вслед за Свитолиной на пресс-конференцию пришла Светлана Кузнецова.

— Светлана, вы менее получаса затратили на первый сет, третий довольно уверенно отыграли. Что случилось во втором?
— В принципе, я понимала, что нужно делать, но во втором сете получился какой-то застой. Я перестала играть в правильный теннис, чуть-чуть мысленно ушла куда-то. Я понимала, что происходит, на самом деле, я понимала, что это неправильно, но ничего на тот момент поделать не могла. Пришлось играть три сета.

— В 9-м и десятом геймах второй партии вы отыграли по два сетбола соперницы. Не было в тот момент мысли, что вам удалось переломить ход матча?
— Да. В принципе, такая мысль была, но как-то я опять глубоко ушла в себя, и это мне, конечно, очень сильно мешало.

— Вы сказали, что знали, что вам нужно было делать. Какая была у вас тактика на матч?
— Играть больше справа, стараться пробивать не сильно, а больше по месту, разводить соперницу.

> Кузнецова: я не знаю половины правил WTA, они всё время меняются

— Ваш тренер сказал, что для вас такие долгие матчи уже практически как тренировки. Как вы физически себя чувствуете сейчас?
— Практически (смеётся, повторяя). Я привыкла к долгим поединкам. Для меня самое главное – это на себя не наседать в плане: «Ты облажалась во втором сете, не выиграла его». Чувствую я себя нормально. Конечно, я иногда была посвежее, но ничего. Хорошо, что выигрываю.

— Перед тем, как вы подавали на матч, к вам вышел тренер и очень долго вам что-то говорил. Что именно?
— Если честно, я не помню сейчас, что он говорил. В прошлом матче я подавала на матч, и после его выхода я в итоге подала на матч, и я подумала сейчас: «Ладно, позову, пусть выйдет и что-нибудь скажет». Он на самом деле сказал, что я делаю всё правильно и нужно продолжать всё делать так же, диктовать свои условия.

— Сегодня был полный зал, была и ваша личная внушительная группа поддержки. Как вам удаётся от этого всего отвлечься и сосредочиться на самом матче?
— Ой, в этом году вообще ничего не видно. На корте я никого вообще не вижу – кто там на трибуне. Игоря Николаева только увидела в самом начале – его тяжело не заметить: у него причёска заметная, он в первых рядах сидел. На самом деле, я многих друзей видела. Я в этом году билетами не занимаюсь. То есть у меня всё организованно, я ни на что не отвлекаюсь. У меня такого короткого, скомканного, насыщенного пребывания в Москве в жизни не было. Я сыграла трёхчасовой матч в Китае, или сколько там было, опять какой-то очень длинный поединок, ночью вылетела, прилетела в понедельник в 6 утра в Москву, а уже в 8 мы тренировались в «Олимпийском». Во вторник тоже тренировались, среда-четверг-пятница я играла матчи, завтра у меня тоже матч и вечером самолёт в Сингапур. (Смеётся). У меня бы ни на что времени не хватило, кроме как на теннис. Я просто стараюсь иногда вечером выйти в ресторан куда-то поужинать, чтобы совсем не свихнуться, чтобы одни теннисные мячики мне не снились (смеётся).

— Вопрос от питерской прессы. Вы второй год удачно играете на Кубке Кремля. Есть ли у вас в планах поиграть в Питере, порадовать питерскую публику?
— Рада, на самом деле, что вы задали такой вопрос. В феврале я буду играть в Санкт-Петербурге. Это уже точно. Для меня это ответственный шаг – вернуться играть в Питер, спустя столько лет. Это будет, конечно, непросто. Но я очень жду этого момента, и очень хочется сыграть дома.

— У вас завтра финал. От его результата будет зависеть – поедете ли вы туда в качестве запасного или основного игрока. Не ощущаете ли вы давления по этому поводу?
— Ну, это было известно с самого первого матча. Но опять же я настолько абстрагировалась от всего этого, я просто играю каждый матч. У меня и так уже много давления из-за того, что я просто играю в Москве, на Кубке Кремля. И ещё думать о Сингапуре? Нет. Я просто стараюсь не думать об этом, если честно.

— Получается?
— Да. Скажу, что вообще не напрягает, потому что я считаю, что мой сезон прошёл успешно. Я хочу просто играть в свою игру. Здорово, что я уже в десятке, и что практически отобралась на восьмёрку. Моя жизнь на этом не закончится, это не конечная стадия. У меня ничего кардинально не поменяется – да, будет лишь лучше настроение или хуже. Но мне кажется, что это очень важно осознавать в теннисе, потому что многие люди настолько зациклены на одном занятии – это совершенно неверно. Просто здорово, что я играю на хорошем уровне. И я уже счастлива.

— Ваша соперница по финалу определяется сейчас на корте в матче Гёргес – Гаврилова. Расскажите про каждую из теннисисток.
— С Дашей у меня был тяжелый поединок в этом году в Риме, я выиграла в трёх сетах. Но мне нечего терять – будет сложный матч. Юлии я очень-очень легко проиграла в Дубае, корт был очень быстрый, но в Дохе уже через неделю я её уже обыграла. Обе соперницы – талантливые, хорошие девчонки, будет сложный матч.

— Если бы у вас было право выбора – кого бы вы завтра предпочли?
— Слава богу, что у меня его нет, так что мне не надо думать об этом. Вот честно. Это последнее, о чём я хочу думать. Всё равно моё желание не изменит ничего, так что я просто буду играть с тем, кто сегодня окажется в сегодняшнем матче.